Жизнь стала хуже. Арабская весна 10 лет спустя

Некоторые страны на долгие годы погрузились в пучину гражданской войны. Разруха, нищета и беженцы — сегодняшние реалии Ближнего Востока.

Десять лет назад — 17 декабря 2010 года — на Ближнем Востоке началась арабская весна. Протесты вскоре переросли в массовые беспорядки и вооруженное противостояние с полицией и армией.

В результате некоторые авторитарные режимы были свергнуты, а дальнейшие события полностью изменили политический, общественный и даже религиозный ландшафт региона.

Большинство жителей стран арабской весны считают, что с тех пор жить стало хуже, но сохраняют веру в демократию. Автор рассказывает подробности.

 

Безнадежность и разочарование

Социальный опрос в честь десятилетия арабской весны, показал, что большинство жителей девяти стран, где начались массовые демонстрации и волнения, считают нынешнюю жизнь тяжелее, чем до этих событий.

Опрос был проведен международной компанией YouGov и британской газетой Guardian среди 5275 человек.

Разочарование и чувство безнадежности — главные переживания большинства опрошенных. Они считают, что неравенство в обществе за последние десять лет только возросло, а тех, кто сейчас находится в детском возрасте, ожидает еще более сложное будущее.

Однако большая часть респондентов, при этом, не сожалеет о прокатившихся по их странам волнениями.

75 процентов опрошенных жителей Сирии заявили, что живут теперь хуже. Такого же мнения придерживаются 73 процента респондентов в Йемене и 60 процентов в Ливии.

Наименее разочарованными оказались жители Египта — 38 процентов недовольных. Что интересно, 39 процентов затруднились ответить на вопрос, в какую сторону изменилась их жизнь после арабской весны.

Самые удовлетворенные оказались гражданами Туниса — 27 процентов заявили, что их жизнь стала лучше. Однако каждый второй говорит, что ему стало сложнее, несмотря на то, что 86 процентов заявляют о большей свободе для критики правительства.

Об увеличившемся после арабской весны разрыве между богатыми и бедными слоями общества говорят во всех странах региона, но больше всех — в Сирии (92 процента), в Йемене (72 процента) и в Египте (68 процентов).

Ранее были опубликованы результаты крупнейшего в истории Ближнего Востока исследования общественного мнения, проведенное Арабским центром исследования политики.

Как сообщается, 900 социологов потратили почти 70 тысяч часов рабочего времени и проехали в общей сложности 820 тысяч километров, чтобы опросить 30 тысяч человек в 13 странах.

Работа социологов показала, что 76 процентов жителей арабского мира поддерживают идею демократии, 74 процента сказали, что плюралистическая демократия и свободные выборы — то, что нужно для их страны. 47 процентов полагают, что парламенты в их государствах (где они есть) работают хорошо.

58 процентов положительно относятся к арабской весне, каждый второй считает, что ее цели достигнуты не полностью, но не сомневаются, что это произойдет в будущем.

91 процент респондент заявляет о высокой коррупции в своей стране.

 

Арабская весна: последствия и для Европы

Все началось в Тунисе, на одной из площадей которого ровно десять лет назад нелегальный уличный торговец Мохаммед Буазизи совершил самосожжение в знак протеста против пощечины, полученной им от муниципальной чиновницы.

Этот жест отчаяния всколыхнул тунисское общество, в котором давно накапливалось недовольство многолетним правлением президента Зин аль-Абидин Бен Али.

Тысячи людей, преимущественно молодых, вышли на улицы по всей стране, чтобы потребовать от президент уйти в отставку. Протестующие сетовали на отсутствие работы и нищету.

Ежедневно демонстрации становились боле масштабными, а люди — более непоколебимыми.

Через месяц Бен Али ушел с поста и бежал из Туниса. Так свершилась Тунисская революция, положившая начало массовым волнениям и беспорядкам в целом ряде арабских стран в 2011 году.

В феврале 2011 года в ответ на протесты сотен тысяч демонстрантов ушел в отставку президент Египта Хосни Мубарак. В Ливии дрогнул старый диктатор Муаммар Каддафи.

А в Сирии повсюду зазвучали слова, которые позже станут лозунгом арабской весны: «Народ хочет, чтобы режим пал».

Даже в невероятно закрытой и репрессивной Саудовской Аравии начались протесты. На короткое время показалось, что возможно все.

Тунис избежал внутренних конфликтов и переворотов, добился успеха в демократических реформах, но его экономика стагнирует. 

В Ливии, Сирии и Йемене революции стали кровопролитными гражданскими войнами, которые все еще идут до сегодняшнего дня. Миллионам пришлось бежать из своих домов.

Египет фактически вернулся на круги своя: после недолгого правления умеренных исламистов к власти пришел сподвижник покойного Мубарака генерал Фаттах аль-Сиси.

Как отмечает немецкое издание Der Spiegel, после арабской весны Запад утратил «политическую значимость» в Ближневосточном регионе, уступив место Ирану, России и Турции.

Евросоюз и НАТО стали просто наблюдателями, при этом Европе пришлось расплачиваться за возникший в регионе хаос: его последствиями стали миграционный кризис в 2015 году, распространение ИГИЛ, «джихад-туризм» европейцев в Сирию и Ирак, а также многочисленные теракты в европейских странах.

Дестабилизация Ближнего Востока также привела к трансформации политического ландшафта в Европе, росту популярности правопопулистов, а также к выходу Британии из ЕС, основной причиной которого стал страх перед мигрантами, отмечает издание.

От передела Ближнего Востока выиграли в первую очередь Иран, укрепивший свою власть, богатые суннитские страны Персидского залива, ставшие финансовым и экономическим центром региона, а также Турция.